С тобой и без тебя

  Самый могущественный на земле волшебник — лист белой бумаги… и даже несмотря на то, что для нас с тобой таким листом давно стал мерцающий экран монитора компьютера, он в своей первозданной чистоте все так же притягивает к себе. Как много лет назад притягивали лежавшие в столе чистые, еще неисписанные упражнения и отметками учителя тетрадочки. Еще только август и они лежат в ящике стола двумя стопочками — отдельно тетрадки и новые полиэтиленовые обложки, которые так чудно пахнут фабрикой… — и так хочется прикоснуться к ним и написать хоть что-нибудь на этом белом абсолютно белом листе…

У меня давно уже нет тетрадей и в школу я не хожу давно, но белый лист появляющийся на экране заставляет вспоминать, думать и чувствовать заново, бередя порой то, что так хочется забыть.

Первый кадр сознания. 1 июня 1997 года. Я дома. Я так хочу видеть Андрея. Вот, мы с ним вечером того же дня на твоем дне рождения. Я, как всегда на шумных вечеринках, забилась куда-то в угол. Ты отплясываешь что-то немыслимое в центре комнаты. Андрей занят какой-то беседой с миловидной девицей, впрочем за последнее не ручаюсь, ибо лицо ее помню с трудом. Вот мы все трое направляемся к ленинградке — мне пора домой. Три ночи. Мокрый после дождя асфальт.

Кадр второй. Двадцать второе июня — канун моего последнего экзамена. Я впервые ночую вне дома. Я уже с тобой.

Двадцать четвертое июля — мой день рождения. И…. мокрый после дождя асфальт, как назойливый речитатив снова в кадре. Мы весело перебегаем Тверскую, убегая от всех к тебе в беззаботный мир твоей холостяцкой квартиры. Два часа ночи.

Дальше мелькают дни, месяцы — август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь …. В институте, дома, с тобой, без тебя, стихи тебе, для тебя, о тебе, концерты,…. без тебя, с тобой, без тебя, без тебя, без тебя…. Ты — уже часть. Ты — уже эталон. История закрутилась и бежит вперед, не спрашивая нашего мнения.

Новый год. Бокал шампанского с мамой и, скоре, скорее — туда в Твой Мир, к Твоим Друзьям, С Тобой… шампанское, шампанское, шампанское….Мы занимаемся любовью в ванной в квартире твоих друзей. Вечером второго числа мы уезжаем в Питер вдвоем.

Питер. Ощущение тебя. Мы вместе и страх того, что будет не о чем говорить. Дорога назад. Все как на старой пленке — размыто дождем и припорошено снегом, сейчас кажется, что это было много, много лет назад.

Дни, дни. Дни…. в основном — без тебя. Но с мыслями и разговорами, стихами и слезами о тебе. Ты — уже не часть, ты — единое со мной и никакое деление невозможно в реальном измерении. Хотя где тут реальность? — я растворена в тебе и в пространстве.

Первая ссора с тобой. Три дня БЕЗ ТЕБЯ. Я умираю. Меня больше нет. Есть слезы и БОЛЬ. Боль поглотила мир и остался сгусток боли, растворенный в пустоте. Ощущение — Боль. Все картины — очень четкие и яркие. Ощущение — настолько явственное, что каждый раз, вспоминая те дни я содрогаюсь от ужаса. Троице — Сергиева лавра. Гефсимания. Пехра — Яковлевская. Первая исповедь. Отлучение от причастия. Но за всем этим — боль.

 

И снова, как в неудачном фильме начинающего режиссера — дни, дни, дни… В институте и дома, одна и с родителями, улыбающаяся и плачущая. С тобой и без тебя.

Постоянные, бесконечные письма… Впервые приходит идея, как мгновение, как безумие, как ожог — жить вместе. С марта — я практически неразлучна с тобой. Кольцо ношу алмазом внутрь — я замужем. В аптеках и магазинах — называю тебя впервые, еще стесняясь и робея , МУЖЕМ. Хочу жить с тобой.

И, наконец, апрель…. Самые расплывчатые кадры. Ничего не видно. Я жду ребенка. От тебя? Ну, разумеется, от тебя. Мы живем вместе.

Апрель, май — конец учебного года в институте. Засвеченная пленка — я ничего не помню. Ни как уезжала с квартиры. Ни переезд. Ни ссоры с отцом. Ни нашей совместной жизни. НИЧЕГО.

Июнь. Твой день рождения. Первый раз — ощущение одиночества в толпе. Ненависть, боль, страх. Сессия. Одиночество. Без тебя. Без тебя. Без тебя. Одна. Звонила Она. Не знаю, как — но еще поднимая трубку, я знала — ОНА. Где ты? Я не знаю. Когда ты будешь? Я не знаю. Где можно тебя поискать? Не знаю, и не хочу знать. Оставьте меня в покое. Как стыдно. Как глупо. Как нелепо. Так все.

Июль. Ночь. Снова, глупым речитативом мокрый асфальт под ногами. Очень четко. Как свежая фотография, где еще даже не подсохла краска…. Мы идем вместе, держась за руки, как год и месяц назад. Что дальше? Жизнь. С тобой и без тебя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *