Случайностей не бывает

Она любила носить белое и туфли на каблуках. И водить машину. Она много чего любила делать, но удавалось ей далеко не все.

День неуклонно катился к вечеру, и довольно быстро, а Ей вдруг захотелось выехать на своем послушном и ласковом автомобиле, хотя никакой необходимости в поездке не было. А, может, была? В тот день, казалось, на нее свалились все мыслимые беды, справляться с которыми уже не было ни сил, ни желания – ушел любимый человек, потеряла нелюбимую, но оплачиваемую работу, лопнул банк, в котором находились все ее сбережения, а остальное – сломанная стиральная машинка, засохшие цветы на подоконнике, отвалившийся посреди улицы каблук и поехавшие чулки – то, что в любой другой день могло окончательно и бесповоротно испортить самое праздничное настроение, просто вызывало смех. В целом, состояние истерическое.

Отказываясь внять внутреннему голосу, кричавшему: «Сегодня тебе нельзя даже картошку чистить!» — Она спустилась во двор, села за руль своего автомобиля, который в тот момент казался ей единственным понимающим ее существом, и, в мгновение ока набрав сумасшедшую скорость, скрылась из поля зрения вечно сидящих у подъезда старушек…

Он любил Ее, но не любил водить машину. Он много чего не любил делать, но удавалось ему в основном все. И ездить с ней ему было страшно. За нее. И обидно. За себя. Казалось, ее чувство к нему меркнет по сравнению с любовью к этому сверкающему четырехколесному железному зверю, излучающему одновременно силу и покорность. И Он решил уйти… А сейчас, повинуясь внезапному безотчетному желанию, Он задумал устроить прогулку своему «жигуленку», о котором почти забыл, когда встретил ее…

Она летела по загородному шоссе в направлении их любимого озера, вспоминая те счастливые дни, когда они были вместе и понимали друг друга. На ее длинных пушистых ресницах застыли слезинки, и, будто сочувствуя, автомобиль смахивал щетками со стекла капли дождя. Внезапно Она скорее почувствовала, нежели услышала стук, и руль стал рваться из рук… Она остановилась. Так и есть – лопнуло колесо. За окном – ливень. На шоссе – ни души. В белоснежном платье, в лакированных туфельках на «шпильке», с прической и маникюром, Она вышла из машины и, рыдая, полезла в багажник за домкратом и запасным колесом… Через десять минут лопнувшее колесо было снято, но запасное никак не хотело вставать на место… У нее уже появилась мысль взять канистру с бензином, зажигалку и… Чьи-то ласковые руки обняли ее, и такой знакомый, такой любимый голос произнес: «Давай, помогу…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *